Демократия на практике: точки зрения

Хотя дискуссия о плюсах тех либо других форм демократии никак не закончена, сейчас больше спорят о другом — о том, как демократия работает на практике, какой смысл следует вкладывать в понятие «демократизация». При всем этом идет речь в большей степени об одной модели демократии, так либо по другому признанной в мире, — модели либеральной Демократия на практике: точки зрения демократии. Хотя снутри этой традиции есть свои противоречия, в общем ей характерны последующие черты:

• либеральная демократия — это форма непрямой и презентабельной демократии; власть тут получают те, кто одержал победу на выборах; выборы основаны на принципе формального политического равенства всех людей;

• модель базирована на состязательности, в ней все определяется выбором Демократия на практике: точки зрения избирателя, для общества же характерен политический плюрализм, толерантность по отношению к самым различным взорам и наличие самого широкого круга соц философий и конкурирующих меж собой политических движений и партий;

• правительство и штатское общество строго разделены друг от друга: общество складывается из независящих соц групп и скооперировано Демократия на практике: точки зрения на принципах рыночной, другими словами капиталистической, экономики.

Есть в отношении либеральной демократии и свои вопросы. Скажем, обеспечивает ли эта модель вправду действенное рассредоточение политической власти? Чем в конечном счете демократические процессы оборачиваются для общества — выигрышем либо проигрышем? Совместимо ли политическое равенство с экономическим неравенством? Различные теоретики по-разному отвечают на Демократия на практике: точки зрения эти вопросы. По тому, какие предлагаются ответы, можно выделить последующие главные подходы:

• плюрализм

• элитизм

• корпоративизм

• «новые правые»

• марксизм

Плюралистический подход

Плюралистические идеи всходят к раннелиберальной политической философии, а именно, к работам Локка и Монтескье. Более периодическую форму, но, им в первый раз придал Джеймс Мэдисон в тех статьях, что им печатались в газете «Федералист».Размышляя о превращении Демократия на практике: точки зрения Америки из конфедерации штатов, почти не связанных меж собой, в единую федерацию, Мэдисон более всего боялся «раздрая» снутри страны. Как и большая часть либералов он считал, что при бесконтрольном развитии демократических тенденций стране угрожает «правление большинства», попрание прав личности и экспроприация принадлежности во имя народа. Сам Демократия на практике: точки зрения он, но, привнес в эту дискуссию необыкновенную тему — тему множественности интересов и обилия групп в обществе, также ту идея, что если всем этим группам не предоставить права политического голоса, стабильности и порядка в обществе не будет. Мэдисон потому настаивал на «разделении власти» в согласовании с принципами независимости ее веток Демократия на практике: точки зрения, двухпалатности(разделение законодательной власти на две равноправные палаты в законодательном собрании; таковой институт призван стать одной из гарантий свободы общества от вероятного произвола властей)парламента и федерализма, чтобы все и всякие группы интересов были бы услышаны. Появившаяся в итоге система власти, представляющая на самом деле меньшинство страны, и стала тем, что Демократия на практике: точки зрения именуется «мэдисоновской демократией». Констатируя обилие и множественность интересов в обществе и настаивая на том, что это обилие есть явление совсем здоровое, Мэдисон на самом деле первым определил принципы плюрализма.

Сейчас более влиятельным представителем теории политического плюрализма является Роберт Даль. В книжке «Кто правит? Демократия и власть в южноамериканском городе» (1961)Даль предпринял Демократия на практике: точки зрения эмпирический анализ трудности рассредотачивания власти в городке Нью-Хэвен, штат Коннектикут, США. Он нашел, что хотя политически привилегированные и экономически более сильные слои воспользовались в городке куда огромным политическим весом, чем рядовые граждане, в общем политическом процессе не было приметно приемущества какой-нибудь одной правящей группировки либо Демократия на практике: точки зрения элиты. Придя к выводу, что «при всех собственных несовершенствах Нью-Хэвен является прототипом демократической системы», Даль констатировал и то, что сегодняшние демократические системы разительно отличаются от традиционных демократий Старой Греции. В этой связи он и ввел (вместе с Чарльзом Линдбломом) термин «полиархия», практически значащий «власть многих» в отличие от «демократии Демократия на практике: точки зрения» — «власти всех». Тут идет речь о системе, демократичность которой обеспечивается конкурентнстью меж партиями в процессе избирательных кампаний и способностями для групп воздействия свободно выражать свои взоры, — так и формируется тот канал коммуникации меж властью и обществом, которой нужен для поддержания всей совокупы отношений меж ними. Эта система как небо от земли Демократия на практике: точки зрения далека от традиционных эталонов народного самоуправления; по воззрению ее приверженцев, но, она обеспечивает довольно высочайший уровень, с одной стороны, подотчетности политиков в отношении общества, а с другой, — публичной активности, чтоб называться демократией. Совместно с тем меж плюрализмом и демократией могут быть свои противоречия. Уже для Мэдисона, к Демократия на практике: точки зрения примеру, задачка заключалась в том, как сделать так, чтоб демократияне стала опасностью дляпринадлежности. Сейчас можно задаваться вопросом, не является ли власть «многих» собственного рода уловкой, чтоб закрыть пути к власти «большинству», другими словами массам, лишенным принадлежности. Еще одна неувязка — опасность «плюралистической стагнации» — ситуации, наступающей, когда группы давления становятся настолько сильными, что делают «пробку», из Демократия на практике: точки зрения-за чего власть работает в режиме «перегрузки». В таких случаях плюралистская система может стать просто неуправляемой. В конце концов, в более поздних собственных работах, к примеру, в «Предисловии к экономической демократии» (1985), Даль указал на еще одну делему: неравное рассредотачивание экономических ресурсов в тенденции ведет к тому Демократия на практике: точки зрения, что политическая власть из рук «многих» равномерно перебегает к немногим. Такового рода наблюдения, полностью однозвучные марксистской критике плюралистической демократии, дали толчок становлению неоплюрализма. Понятие «плюралистическая демократия»нередко употребляется вместе с понятием «либеральная демократия» для свойства демократической системы, основанной на выборах в презентабельные органы; при этом в предвыборной гонке должны участвовать несколько Демократия на практике: точки зрения партий.

У термина «плюрализм»два значения, узенькое и обширное. В широком смысле плюрализм — это приверженность эталонам обилия и множественности воззрений. Как описательный термин он может употребляться для констатации многопартийности (политический плюрализм), контраста нравственных ценностей (этический плюрализм) либо культурных норм (культурный плюрализм). Как термин нормативный он предполагает, что Демократия на практике: точки зрения само по себе обилие есть фактор предпочтительный и свидетельствующий о здоровом развитии общества, потому что он содействует защите личности и предоставляет поле для обсуждений.

В более узеньком смысле плюрализм — это концепция рассредотачивания политической власти. Ее сущность заключается в том, что власть должна быть, а не концентрироваться в руках элиты либо правящего Демократия на практике: точки зрения класса. В данном случае плюрализм обычно рассматривается как теория «групповой политики», предполагающая, что интересы индивидов в значимой степени должны проявляться через их роль в публичных организациях, при этом последние в одинаковой мере могут оказывать влияние на политические процессы.

Элитарная концепция

Приверженцы элитарной модели демократии делят общество на правящее меньшинство Демократия на практике: точки зрения — элиту и невластвующее большая часть — массу. Масса не интересуется политикой, не обладает необходимыми познаниями и полнойинформацией, не умеет принимать правильные решения, потому она добровольно передает элите право управлять политическим процессом. Политическое роль массы ограничено выборами вследствие того, что большая часть людей иррационально, некомпетентно и имеет неуравновешенные предпочтения.

Элитизм с Демократия на практике: точки зрения самого начала был фактически ничем другим как критикой эгалитарных мыслях (мыслях равенства) — демократии и социализма. Его идеологи стоят на том, что власть в обществе так либо по другому принадлежит элитам, считают это обычной и даже положительной чертой публичного бытия либо явлением ненужным, но поправимым. Теоретики традиционного элитизма — Вилфредо Парето (1848—1923), Гаэтано Моска (1857—1941) и Демократия на практике: точки зрения Роберт Михельс (1876—1936) — склонялись к первой позиции. Для их демократия была менее чем глуповатым заблуждением, так как политическая власть всегда принадлежит привилегированному меньшинству — элите. В книжке «Правящий класс», Моска утверждал, что во всех обществах «существует два класса людей — класс, который управляет, и класс, которым управляют», также что способности, возможности и Демократия на практике: точки зрения свойства, нужные для управления, в обществе всегда распределены неравномерно, сплоченное же меньшинство всегда отыщет возможность манипулировать массами и держать их под контролем, даже при парламентарной демократии.

Парето выделил два психических типа людей, способных управлять: «лис», которые правят хитростью и манипулированием, и «львов», достигающих собственных целей насилием Демократия на практике: точки зрения и принуждением. Михельс, но, предложил другой подход, учитывающий тенденцию всех организаций, сколь бы демократичными они ни казались, концентрировать власть в руках маленький группы людей, способных доминировать, организовывать деятельность и принимать решения, — и все это в противовес остальным членам организации, часто совсем пассивным. Михельс именовал это «железным законом олигархии». Позднее Джеймсом Бернхемом Демократия на практике: точки зрения было создано понятие бюрократической власти. В «Революции управляющих» (1941) он утверждал, что благодаря своим научно-техническим познаниям и административному искусству «управляющий класс» властвует во всех промышленных обществах — как капиталистических, так и социалистических.

Если классики элитизма стремились обосновать, что демократиявсегда была менее чем мифом, современные его теоретики больше молвят о том Демократия на практике: точки зрения, сколь далековато отдельным политическим системам до демократического эталона. Пример таковой позиции мы находим в известном исследовании Райта Миллса о структуре власти в США. В противовес плюралистским представлениям о широком и как-будто демократичном рассредотачивании власти, Миллс в книжке «Властвующая элита» (1956) показал, что в США властвует очень узенький круг из нескольких групп Демократия на практике: точки зрения — «властная элита», образованная триумвиратом огромного бизнеса (в особенности отраслей военно-промышленного комплекса), армии и политических группировок вокруг президента. Используя сочетание экономической власти, бюрократического контроля и доступа к наивысшим уровням исполнительной ветки правительства, императивная элита имеет возможность принимать «воистину исторические» решения, в особенности в оборонной и наружной политике Демократия на практике: точки зрения, также в экономической стратегии. Из модели императивной элиты естественно следует вывод, что в реальности об американской демократии гласить не приходится. Каким бы ни было давление со стороны избирателей, оно в любом случае погашается «промежуточными уровнями власти» (Конгрессом, правительствами штатов и т.д.), а профсоюзы, маленькое предпринимательство и потребительское лобби сохраняют какое-то Демократия на практике: точки зрения свое воздействие разве что на периферии политического процесса. На это теоретики элитизма отвечают, что эмпирические исследования только поэтому приносят выводы, по-видимому, работающие на плюралистскую модель, что Даль и близкие к нему теоретики игнорируют таковой принципиальный нюанс власти, как непринятие решений.

Некие теоретики совместно с тем говорят, что в Демократия на практике: точки зрения каких-либо случаях власть элиты не исключает принципа политической подотчетности. Идет речь о концепции конкурентноспособного элитизма (время от времени именуемого демократическим элитизмом), исходящей от факта соперничества элит — нечто обратное модели властвующей элиты, где она стает единым целым, изнутри связанным общими интересами. Другими словами, элита, вбирая в себя более Демократия на практике: точки зрения видных представителей из самых различных, тотчас конкурирующих групп, всегда внутренне расколота. Эту концепцию нередко связывают с «реалистической» моделью демократии Иосифа Шумпетера, (США) предложенной им в книжке «Капитализм, социализм и демократия» (1942): Его считают родоначальником элитарной концепции демократии, «теории соревнующихся лидеров». Демократия для Шумпетера —не цель, а всего только один из политических способов Демократия на практике: точки зрения (вместе с авторитаризмом и тоталитаризмом, который предугадывает определенную институциональную компанию), институциональный механизм движения к политическим решениям, в рамках которого люди получают императивные возможности принимать эти самые решения в итоге конкурентноспособной борьбы за голоса избирателей.

Избиратели полностью могут решить, какой элите править, — они не могут поменять только того факта Демократия на практике: точки зрения, что власть всегда принадлежит какой-либо элите. На базе модели конкурентноспособного элитизма Энтони Дауне разработал «экономическую теорию демократии», предлагая последующую концепцию: соперничество на выборах делает собственного рода политический рынок, где политиков можно представить как бизнесменов, стремящихся получить власть, а избирателей — как потребителей, голосующих за ту партию, политическая линия которой идеальнее всего отражает их Демократия на практике: точки зрения предпочтения. По Даунсу, система открытых и состязательных выборов гарантирует демократичность тем, что дает власть в руки партии, философия, ценности и политика которой более всего соответствуют предпочтениям численно более сильной группы избирателей. Как выразился Шумпетер, «демократия — это власть политика».

Концепции конкуренции элит как модель демократической политики в общем-то Демократия на практике: точки зрения правильно разъясняет действительные механизмы либерально-демократической политической системы. Похоже, при собственном появлении она и была попыткой быстрее обрисовать, как работает демократический процесс, ежели предписать какие-то ценности и принципы — политического равенства, политического роли, свободы и тому подобного. Демократия в таком разъяснении стает, фактически говоря, как политический способ — как средство Демократия на практике: точки зрения политических решений в обществе «со ссылкой» на результаты избирательного процесса. В той степени, в какой эта модель верна, она правильно отражает действительное значение политической элиты — то, что власть тут находится в руках более информированных, способных и политически активных членов общества. С другой стороны, хотя соперничество за власть и по Демократия на практике: точки зрения правде не противоречит принципу политической подотчетности, конкурентность элит в наилучшем случае являет собой слабенькую форму демократии. Элиту в этой модели можно сдвинуть, только заменив ее на другую элиту, но обществу тут отводится очень и очень умеренная роль — раз в пару лет решать, какой элите править от его имени Демократия на практике: точки зрения, а это порождает в нем пассивность, равнодушие и даже отчуждение.


delovie-vstrechi-sobraniya-pravila-etiketa-uchastnikov-i-orgazizatorov-osobennosti-telefonnih-peregovorov.html
delovih-igr-stella-stranica-14.html
delovih-igr-stella-stranica-19.html