Демон в творчестве Михаила Врубеля

Миша Врубель - профессиональный и очень непростой живописец. Он интересовался творчеством Лермонтова, его духовным миром, выраженным в лирике поэта. Врубель всю творческую жизнь "решал" трагедию безупречного чело­века, сильной личности, достойной пера классика. Ему бы­ли близки ушедшие эталоны романтиков, потому картина "Бес" вместила в себя все знаки, всю многозначность и грусть Демон в творчестве Михаила Врубеля.

На полотне выражена катастрофа великодушной личности, отрицающей зло, но бессильной ему противиться. Если обратиться к Лермонтову, то его Бес быстрее - порожде­ние зла, а не его создатель, и Врубель отлично сообразил эту идею. Картина выстроена на цветовых контрастах, олицетворяющих добро и зло. В ней выражены борьба све Демон в творчестве Михаила Врубеля­та и тьмы.

Герой Врубеля по-микеланджеловски мощнейший, сильный. Он грустно видит то, что ему чуждо, бессильно обхва­тив колени руками. Живописец сознательно избрал узенький формат холста, потому Бесу "тесновато", он вроде бы скован. Его мощь сжата, укрощена, в жесте рук и рисунке муску­лов ощущаются вялость и бессилие. При всем этом Демон в творчестве Михаила Врубеля Врубель выделил, что герой полотна — его эталон красивого человека.

Граненые кристаллы, составляющие полотно, принуждают сверкать облачение Беса голубыми и голубыми красками. За фигурой мелькает необычный пейзаж. Картина заполнена "мозаичными" золотистыми, красноватыми, лилово-синими объем­ными, гармоническими пятнами.

Значительность героя соответствует избранному худож­ником средству выражения, выделяющему символику ра­боты Демон в творчестве Михаила Врубеля. В Демоне также имеется тривиальный, демонический на­лет красивости.

Образ Беса символизирует всю сложность реального, "мсзаичного" мира, ужас за современного человека, в надежде, что он в поисках отыщет выход.


Грусть и практически граничащая с депрессией скорбь в соче­тании с просветами надежды — вот тема творчества Врубеля Демон в творчестве Михаила Врубеля.

Трагическая судьба народа во 2-ой мировой войне

(По рассказу К. Воробьева "Это мы, Господи")

Кровью сердца написана повесть К. Воробьева "Это мы, Господи" — еще одна страничка, самая кошмарная и бесчело­вечная, из летописи 2-ой мировой войны. В этом произве­дении мы лицезреем новый катастрофический лик войны — плен. Мои друзья говорят Демон в творчестве Михаила Врубеля, что в плену были различные люди: муже­ственные находили силы биться, устраивали побеги; сла­бые арестанты покорились и ожидали собственной участи, такие вызыва­ют только жалость и презрение. Я с этим не согласна. Плен­ные заслуживают нашего милосердия. Меня до сего времени не отпускает боль, которую я ощутила, прочитав Демон в творчестве Михаила Врубеля повесть "Это мы, Господи". В самом названии мне слышится голос-стон измученных пленных: "Мы готовы к погибели, к тому, чтоб быть принятыми Тобой, Господи. Мы прошли все кру­ги ада, но собственный крест несли до конца, не утратили внутри себя человеческое".

Потрясают картины плена, в каких отразилась неверо­ятная катастрофа безвинных жертв Демон в творчестве Михаила Врубеля: "В лагере были эсэсовцы, вооруженные... стальными лопатами. Они уже стояли, выст­роившись в ряд. Еще не успели закрыться ворота лагеря за изможденным майором Величко, как эсэсовцы с нечеловече­ским иканьем врезались в гущу и начали убивать их. Брыз­гала кровь, шматками летела скошенная ударом лопаты кожа Демон в творчестве Михаила Врубеля. Лагерь огласился рыком осатаневших убийц, стонами убива­емых, томным топотом ног в ужасе метавшихся людей. Погиб на руках у Сергея капитан Николаев. Лопата глубоко вошла ему в голову, раздвоив череп". Непомерные мучения, стршное обличье полуживых созданий, скелетов, обтянутых ко­жей, стон, вырывающийся из кровавого рта: "Это мы, Господи", — картины, обрушившиеся Демон в творчестве Михаила Врубеля на меня со ужасной


силой. Что все-таки ждало людей? Свобода? Да, но очень крат­ковременная, а позже опять плен, но сейчас уже в русских концлагерях, где людская жизнь преобразовывалась в лагер­ную пыль...

Мои размышления были прерваны возникновением молодо­женов. Они несли к гранитному постаменту цветочки, чтоб поклониться светлой памяти Демон в творчестве Михаила Врубеля тех, кто сберег для их сегод­няшний денек и возможность выполнить свою мечту, И конкретно в этот миг я ясно сообразила, как справедливы строчки поэта:

В 80-х рождены Войны не знаем мы, и все таки В некий мере все мы тоже Вернувшиеся с той войны.

Люди в белоснежных халатиках

(сочинение-рассуждение Демон в творчестве Михаила Врубеля)

Профессия доктора — это одна из самых старых и ува­жаемых профессий. В глубочайшей древности люди уважали и ценили тех, кто мог снять боль, зная средства исцеления заболеваний.

В российской литературе образ доктора занимает видное мес­то. В особенности глубочайшее воспоминание создают рассказы А. П. Чехова.

О нравственном падении Демон в творчестве Михаила Врубеля юного человека А. П. Чехов поведал читателям в рассказе "Ионыч". С какими благород­ными намерениями, высочайшими рвениями приехал в гу­бернский город С. юный доктор Старцев! Сначала он боял­ся даже на куцее время бросить поликлинику. Но постепен­но, под воздействием пошлой филистерской среды, он изменил­ся. Тяга Демон в творчестве Михаила Врубеля к деньгам, жажда наживы загубили в нем все чело­веческое. Он запамятовал о долге доктора помогать людям бескорыст­но. Целью его жизни стали средства. В другом чеховском рас-


сказе, "Попрыгунья", мы лицезреем другого доктора. Доктор Дымов, по воззрению товарищей, величавый ученый, будущее светило на­уки. Но для него принципиальна была Демон в творчестве Михаила Врубеля не только лишь наука сама по для себя, да и жизнь определенного человека. Спасая тяжело боль­ного мальчугана, Дымов от него заразился, захворал и погиб. Он великолепен в собственном великодушном порыве спасти человека. Та­ким же был и сам Чехов, свято пронесший звание доктора до конца собственной жизни.

Имена многих Демон в творчестве Михаила Врубеля докторов стали воистину знаменитыми. Че­ловеком самоотверженным и преданным собственному делу был польский доктор и преподаватель Януш Корчак. В 1940 году вкупе со своими воспитанниками он попал в гетто. Друзья пробовали устроить ему побег, но Корчак отказался. Как настоящий вос­питатель и преподаватель, он предпочел поделить участь собственных пи­томцев Демон в творчестве Михаила Врубеля и остался с ними до конца. Идя в последний раз по улицам Варшавы, он нес на руках самого слабенького малыша. Януш Корчак умер в газовой камере. Собственный долг доктора и преподавателя он выполнил до конца и умер вкупе с теми, кого вылечивал и воспитывал.

В годы Демон в творчестве Михаила Врубеля Величавой Российскей войны наш люд прояв­лял массовый героизм. А сколько докторов дали свои жизни, помогая раненым! Под неприятельским огнем, рискуя своей жизнью, санинструкторы, молодые медсестры выносили с поля боя покалеченых. А докторы под неприятельским огнем проводили слож­нейшие операции. Многие врачи были удостоены правитель­ственных наград.

В рассказе М. А Демон в творчестве Михаила Врубеля. Шолохова "Судьба человека" есть таковой эпизод. Андрей Соколов, шофер, везший снаряды на передовую, попал под обстрел, был контужен и растерял сознание, а когда очнулся, вокруг были немцы. Его совместно с другими военнопленными погнали на запад. Ночкой их закрыли в полуразрушенной церкви. У Андрея жутко болела вывихнутая рука. И Демон в творчестве Михаила Врубеля вдруг он услышал в мгле вопрос: "Раненые есть?" Это был доктор. Он вправил плечо Андрею, и боль отступила. А доктор пошел далее с этим же вопросом. И в плену, в ужасных критериях он продол­жал "свое величавое дело делать".

О героизме докторов, выполнявших международный долг


в Афганистане, ведает книжка Демон в творчестве Михаила Врубеля Олейника "Монумент в Кабуле". В томных критериях приходилось работать совет­ским докторам. Полевые лазареты обстреливались душма­нами. Спасая боец, докторы отдавали им свою кровь, а иногда и жизнь. Это они в мирные деньки становились героями. Это им приходят письма от бывших солдат-"афганцев" со словами: "Спасибо Вам за то Демон в творчестве Михаила Врубеля, что я живой!"

О сложной работе доктора ведает Н. М. Амосов в книжке "Мысли и сердечко". Его качественные руки возвратили к нор­мальной жизни сотки людей, в том числе деток. Сколько счастливых детских глаз смотрело вослед этому замечательно­му доктору!

Всем понятно имя восхитительного окулиста С. Фе­дорова. Скольким людям Демон в творчестве Михаила Врубеля он возвратил возможность созидать! Это замечательно, когда после тьмы, застилавшей глаза, вновь сможешь созидать колоритное солнце, голубое небо и весь мир. Разум ученого и проницательные руки доктора способны творить чудеса.

Но не только лишь удовлетворенность победы испытывают докторы. К сожа­лению, медицина не всесильна. Как тяжело, смотря в глаза близким хворого Демон в творчестве Михаила Врубеля, которого не удалось спасти, произнести: "Мы сделали все, что могли, но..." Тяжело сознавать свое бес­силие перед заболеванием.

Старый ученый Авиценна высказался так: "Доктор должен об­ладать очами орла, руками девицы, мудростью змеи и сердечком льва". Эти слова можно отнести ко многим докторам и в наше время.

Самоотверженность Демон в творчестве Михаила Врубеля и бескорыстие, любовь к людям и рвение им посодействовать — неотъемлемые свойства современ­ного доктора. Через всю свою жизнь он должен пронести слова из клятвы Гиппократа: "В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для полезности хворого".

•» -0- <-


"Дута должна трудиться и денек и ночь, и денек и ночь"

(сочинение Демон в творчестве Михаила Врубеля-рассуждение)

По древнегреческой легенде, величавые и всевластные боги сотворили на земле 5 веков.

1-ый — золотой. Во времена золотого века люди были совсем счастливы, не знали ни заболеваний, ни горя.

2-ой век — серебряный. Люди серебряного века были воинственными, ожесточенными и гордыми. Они не приносили жертв богам, за что боги их Демон в творчестве Михаила Врубеля и убили.

3-ий век — бронзовый. 4-ый — каменный век — век героев. На данный момент на земле 5-ый век. Покинули людей Доброта и Справедливость. Дремлет, спрятанная в кув­шин по велению Зевса-громовержца, Надежда. Раздор, За­висть, Ненависть и Равнодушие прогуливаются посреди людей. Неудачи — дочери нахмуренного, темного Тартара — рассеялись по всему Демон в творчестве Михаила Врубеля миру.... Не знаю, правдива ли эта легенда. Но, с грустью смотря вокруг себя, обязана признать, что предсказания греков относительно 5-ого века оказались правдивыми. Где доброта, где человечность? Посреди людей действует волчий закон. Лучше тот, кто посильнее, поточнее, тот, кто в состоянии оскорбить, обидеть, унизить человека ни за что Демон в творчестве Михаила Врубеля, просто так... Эта трясина непристойности, вульгарности затягивает в себя все большее количество людей, посреди которых, к величайшему огорчению, огромное количество подростков — личностей совершенно не сформированных, настолько просто поддающихся губительному вли­янию. Есть ли спасение?

Есть! "Не позволяй душе лениться!" — писал Николай Заболоцкий, открывая для всех универсальное средство за­щиты. Человек должен Демон в творчестве Михаила Врубеля повсевременно развиваться духовно. Лев Толстой, уже после того как ему исполнилось восемьдесят лет, сожалел о том, что жизнь так коротка, ведь еще столько' всего неизведанного, полного загадок.

Духовному развитию человека содействуют книжки. Иван Франко, понимая принципиальное значение литературы, писал:

Книжки — морсъка глибина. Кто в их трне аж до Демон в творчестве Михаила Врубеля дна,

зоз'


Той, хоч i труду мае досить, ДивнИ перли виноситъ,

Книжки — типичный мостик меж поколениями, через который к нам приходит все то наилучшее, чего достигнули наши предшественники. Конкретно наилучшее. Ведь только не плохая книжка сумеет просочиться в людскую душу, остаться там, дать ростки хорошего, светлого и красивого.

Духовные Демон в творчестве Михаила Врубеля свойства человека всегда были основой представления о нем других людей. Сочувствие, умение сопереживать все­гда ценились посреди людей. Вспомните Бориса Пастернака:

Душа моя, печальница О всех в кругу моем, Ты стала усыпальницей Замученных заживо...

Сердечко, после чтения этих строк, мучается, думая о всех замученных, посреди которых и Марина Цветаева, и Демон в творчестве Михаила Врубеля, намой взор, Владимир Маяковский, своим выстрелом положивший ко­нец всем терзаниям...

Литература - песнь души. И чтобы осознать, проникнуться ею, нужно "учить" свою душу, чтобы

..Жить с тобой по-человечьи, Обучалась поновой она...

И мне хотелось бы, чтобы каждый человек, независимо от рода его занятий, поставил впереди себя Демон в творчестве Михаила Врубеля такую цель: ни денька без литературы.

Моя любимаякяига

(сочинение-рассуждение)

Книжек написано сильно много и нет ни 1-го человека в митре, кто прочел бы их все. Книжки — это история и вкусы каждой эры. Некие из их безвыходно утра-


тили свою красота, другие — животрепещущи и читаются с энтузиазмом и сейчас. Каждый писатель грезил Демон в творчестве Михаила Врубеля писать на века, а вот вышло у него либо нет, выясняется в по­следующих поколениях.

Я не могу сказать, что люблю какую-то одну книжку. У меня их много, они неоднозначные, одни художественные, другие познавательные. К примеру "Игра в бисер" Гессе открыла мне совсем другой мир, заполненный вкусом к Демон в творчестве Михаила Врубеля занию, ра­достью бескорыстного труда, благоговейным отношением к культуре. А повести В. Крапивина навеяли тоску, так как мне уже не возвратиться в детство, не грезить о бескорыстном друге, так как мы выросли и стали влюбляться, мы вхо­дим в фазу взрослых отношений. И тут, на замену Крапиви­ну Демон в творчестве Михаила Врубеля ко мне приходит М. Булгаков. В романе "Мастер и Марга­рита" я нахожу сарказм и иронию, которыми заполнен сам, любовь, о которой грезит каждый; и еще - непередаваемую пушкинскую нотку в диалоге Воланда и Левия Матвея:

"Почему же вы не возьмете его к для себя, в свет? - Он не заслужил света, он Демон в творчестве Михаила Врубеля заслужил покой".

Это перекликается со словами:

"На свете счастья нет, но есть покой и воля..."

Если сказать о священных именах, то это Честертон, Толки-ен, Вудхауз. Я люблю не какие-то отдельные произведения этих создателей, а тот взор на жизнь, ту глубокую нравствен­ную и отрадную философию, на которой Демон в творчестве Михаила Врубеля выросли их миры.

Хороший сказочник Толкиен, оканчивающий собственных "Храни­телей" катастрофической правдой: "Я должен погибнуть, чтоб Хоббитания жила."

Честертон, знавший, что реальный социалий "так же не­способен украсть бриллианты, как и египетские пирамиды", но "это человек, который считает, что ваша собственная сажа вам не принадлежит". Честертон всю Демон в творчестве Михаила Врубеля жизнь, как чумы, бе­жавший славы и величия, но для истории ставший тем кам­нем, который будучи сначала отторгнут зодчими, впослед­ствии встал во главу угла.

Вудхауз, каждым словом преданный собственной Великобрита­нии и смертельно оскорбленный ею. Он уехал в США, про­жил там всю жизнь, отказавшись приехать Демон в творчестве Михаила Врубеля даже для того,


чтоб принять рыцарский титул. Но в каждой его книжке — светлое солнце британской весны, возлюбленные простодушно-лу­кавые герои, сражающиеся... нет, не со злодеями, а с невеселым, расчетливым, прохладным и бездушным "взрослым миром". Нескончаемые детки, как дядя Фред, который любит "расточать ра­дость и свет".

Юрий Олеша гласил Демон в творчестве Михаила Врубеля, что вся история литературы стоит на одной полке. Это означает, что книжки — не соперники друг дружке, они — грани 1-го мира. Но у каждого есть таковой кристалл, через который преломляется все другое. У меня это Пушкин. Все, к чему стремится развитие людской души и разума, уже было сказано или намечено Демон в творчестве Михаила Врубеля у него. Пуш­кин - это всеобъятная объективность, мудрость, но при всем этом согретая сердечком. Это острейший мозг и тончайшее по­этическое чувство. Больше всего я люблю прозу Пушкина, его публицистику и его письма. Забавно и неудобно после него читать неких писателей, скрывающих за многосло­вием скудость мысли и бедность эмоций Демон в творчестве Михаила Врубеля.

Я росту сам и вырастает моя библиотека. Любая прочитан­ная мною книжка занимает положенное место в моих идей и душе. Я честно не могу сказать, какая книжка мною в особенности любима. Все так многообразно, любопытно и неинтерес­но, что остается пожелать для себя долгой жизни, чтоб выяснить и изучить Демон в творчестве Михаила Врубеля хоть крошечную часть мира.

♦ ♦


КЛАСС


delyoz-zh-gvattari-f-chto-takoe-filosofiya-per-s-francuzskogo-sn-zenkina-m-institut-eksperimentalnoj-psihologii-spb-aletejya-1998.html
demaskiruyushie-priznaki-radioelektronnih-sredstv.html
demenciya-slaboumie-prichini-i-vozmozhnosti-terapii.html